Клуб экспортеров СПГ как ключ от Арктики

Принятие решения о ликвидации монополии Газпрома на экспорт сжиженного природного газа (СПГ) дает еще двум компаниям — Роснефти и Новатэку — не столько выход на европейский рынок газа, сколько открывает экспортное окно в азиатско-тихоокеанский регион, путь в который лежит через Арктику.

Северный морской путь становится все более реальной альтернативой трубопроводам. Его использование для получения доступа к энергоносителям выгодно восточноазиастким державам. Рост их интереса к заполярным территориям подтверждается тем, что Китай, Япония, Индия, Южная Корея и Сингапур уже получили статус постоянных наблюдателей в Арктическом совете. Особую активность в российской части заполярного региона демонстрирует Китай: китайская CNPC получила от правительства России одобрение на покупку у Новатэка 20% в «Ямал СПГ». Также CNPC совместно с Sinopec и CNOOC сделали предложения по вхождению в проекты Роснефти на арктическом шельфе. Кроме того, в августе-сентябре был протестирован и Северный морской путь — за 33 дня судно из китайского порта Далянь добралось до голландского Роттердама.

Повышение значимости СПГ объясняется еще и тем, что для работы в Арктике как регионе с очень хрупкой экологией придется отказаться от привычного дизельного топлива. Введение ограничений на выбросы для судов сформировало новый тренд в морском судоходстве — использование СПГ в качестве бункерного топлива. Ожидается, что такая инициатива повысит экологичность морских перевозок и станет новым отраслевым стандартом. В этой связи Газпром два года назад начал амбициозный проект по развитию инфраструктуры по бункеровке в соответствии с новыми требованиями. Север становится, по сути, глобальной экспериментальной площадкой по отработке идей перспективного развития транспортных средств. Ведь на СПГ как основном топливе, помимо океанских судов, могут работать двигатели легковых и грузовых автомобилей, автобусов, железнодорожных локомотивов и самолетов. Переход на СПГ позволит не только снизить нагрузку на экологию, но и повысить грузоподъемность транспортных средств, увеличить их скорость и сократить эксплуатационные затраты.

С учетом указанных перспектив доступ к экспорту СПГ видится как серьезный потенциал для развития бизнеса. Потому понятно желание частных российских компаний и самой крупной из них — Лукойл — войти в расширенный клуб экспортеров СПГ. С этой целью компания предприняла ряд шагов: заявила план по созданию нового центра добычи углеводородов в Якутии на побережье Хатангского залива моря Лаптевых. Здесь месторождения удалены от инфраструктуры настолько, что кроме сжижения других возможностей для коммерциализации добычи газа попросту нет. Глава компании Вагит Алекперов в феврале, когда Минэнерго было поручено подготовить изменения в законодательстве по либерализации экспорта СПГ, обсудил этот проект на встрече с президентом России. Также компания вносила в Госдуму поправку об исключении предложенного Минэнерго ограничения по дате получения лицензии на строительство завода СПГ. Эта поправка была отклонена, что означало провал лоббистских усилий отдельных депутатов, и на законодательном уровне Лукойлу (как, впрочем, и какой-либо иной частной компании) не удалось присоединиться к «большой тройке» покорителей Севера.

Однако, по имеющимся экспертным оценкам, «лазейки» еще есть. И связаны они с пока невыработанным Минэнерго механизмом регулирующего воздействия, когда может возникнуть соблазн использовать в качестве лоббистов тех, кто был ранее заинтересован в деятельности той или иной частной компании. Именно на это и обращали внимание эксперты, отмечая, что принятый закон об изменении состава экспортеров СПГ не прошел проверку на коррупциогенность. Вспомнят ли о том, что, например, нынешний глава Департамента переработки нефти и газа Михаил Грязнов, на чьи плечи лег непростой груз регулирования экспорта СПГ, начал свою работу в отрасли в 2006 г. с компании «Центр Сити», занимавшейся переработкой и реализацией различных видов углеводородного сырья? Ведь известно, что собственниками указанной компании были А.Майер (50%) и А.Гордиенко (50%), которые возглавляли аффилированные с менеджментом «Лукойл» структуры: первый был гендиректором компании «Импэкснефетхим», а второй руководил ее дочкой – компанией «Трансполимер». Или про то, что, по данным ПФ РФ, помощник министра Михаил Столяров, чья деятельность в самом министерстве мало кому известна, ранее получал доход в четырех компаниях, прямо связанных с «Лукойл»? Курс на прозрачность, взятый главой Минэнерго Александром Новаком, уже принес немало позитивных изменений в работе регулятора ключевых для страны отраслей экономики, и теперь ему предстоит пройти новое непростое испытание — испытание Севером, еще недавно казавшимся таким бескрайним.

18.12.13 в 10:00 раздел Важное, Компании, Море

Поделиться новостью:

Подписаться на новостную рассылку: