«Три сосны» на рынке сжиженного природного газа

Экспертное мнение по оценке изменений в законодательстве о либерализации экспорта сжиженного природного газа (СПГ)

Стратегический для России рынок энергоносителей из-за беспорядков в Северной Африке и на Ближнем Востоке, а также неприятностей, периодически возникающих в ближнем зарубежье, например, сегодня – на Украине, испытывает турбулентность.

Вернее, на нем, как говорят, стабильности нет. Поэтому любое изменение в балансе сил становятся причиной маленькой катастрофы, сложной переконфигурации участников рынка и вызывают встревоженность зарубежных партнеров. Помимо этого, возникает и социальное напряжение у населения, всегда подозревающего, что после очередного передела на этом самом рынке, неизбежно повысятся цены на газ и бензин, а вслед за ними и расценки на услуги в сфере ЖКХ и продукты потребления.

Надо сказать, что такого рода опасения часто имеют под собой почву. Вот, например, либерализация рынка сжиженного природного газа – дело, которому посвятили себя некоторые крупные компании и, понятно, что свои усилия они предпринимают, исходя из собственной выгоды. Иначе они и не могут поступать — акционеры не поймут.

С 1 декабря нынешнего года вступили в силу поправки к закону об экспорте газа. Причем, до этого Комитет по энергетике Государственной Думы довольно решительно отклонил правки депутатов, по сути, выступавших от имени разных крупных компаний. Лоббистские усилия игроков потерпели неудачу и законопроект, пройдя все официальные инстанции, обрел силу закона.

Теперь, в соответствии с этим законом, право экспорта СПГ получают целых две категории компаний. К первым относятся владельцы лицензий на месторождения федерального значения, у которых на начало 2013 года в лицензии было зафиксировано строительство СПГ-завода или направление газа на сжижение. Во вторую категорию входят государственные компании, производящие СПГ из добываемого на шельфе газа или в рамках Соглашения о разделе продукции.

В итоге, кроме «Газпрома», этим критериям соответствуют только «Роснефть» и «ОАО «Ямал СПГ». И все. Остальные компании экспортными полномочиями не наделены, так как сложная конфигурация критериев, которым они должны соответствовать, не позволяет им этого сделать. И теперь, чтобы развивать бизнес на должном уровне, они должны брать в партнеры, как понятно, «Роснефть», «Газпром» и «Новатэк».

Впрочем, «лазейки» есть. Например, «Зарубежнефь», если, наконец, начнет добывать газ на шельфе, сможет присоединиться к клубу избранных компаний. В том же положении находится и «Газпромнефть». Как «дочка» по отношению к «Газпрому» она, в принципе, обладает многими правами «материнской» компании, но для реализации этих прав ей также необходимо организовать шельфовую добычу газа.

Выдавать лицензии будет Минэнерго, ему же придется формировать и нормативную базу для того, чтобы регулировать отношения между компаниями – экспортерами СПГ.

Впрочем, рынок сжиженного газа уже сейчас на четверть состоит из, в принципе, нерегулируемых спотовых поставок. Однако проблема заключается в том, что механизм принуждения к бесконфликтному разделу этого участка рынка неясен. И это очевидно, потому что законопроект оказался принят без нормального экспертного обсуждения.

Выяснилось, что компании, например, будут лишь предоставлять в Минэнерго информацию о планируемых проектах, направлениях поставок, сроках, контрагентах без конкретных обязательств по исполнению. И это в дальнейшем, в случае низкой исполняемости проектов, приведет к серьезным перекосам в той системе регулирования, которую еще только собирается создать министерство.

Условия, в которых приходится действовать российским компаниям, не обладающим заветным госпакетом акций или иным ресурсом, в результате, не являются равными. И как в такой ситуации инвестиционный климат может улучшаться?

Впрочем, некоторые влиятельные участники рынка по-прежнему считают, что СПГ едва ли составит конкуренцию традиционному российскому газу, поскольку направления экспорта у них как-будто разные. Однако, если мыслить на перспективу – через 8-10 лет конфигурация газового рынка, в том числе и СПГ, может сильно измениться и серьезно удивить нынешних пессимистов. Например, экспортоориентированные СПГ-мощности российских компаний превысят 60 млн тонн, а к 2025 году мировой спрос на СПГ составит порядка 450 млн тонн, то есть доля России на этом рынке может достигнуть целых 13%.

Но при этом российские компании будут, по сути, конкурировать между собой, так как поставлены в заведомо неравные условия. Возникает вопрос: кому это выгодно?

Чтобы конкуренция не выливалась в конфликты, скорее всего, придется доводить механизмы взаимодействия «вручную» по ходу развития событий. Так что все равно придется использовать интеллектуальные усилия экспертного сообщества, а, возможно, даже создать специальную группу для оценки регулирующего воздействия.

Чтобы все-таки успешно представлять себя на рынке, компании, помимо «Роснефти», «Газпрома» и «Новатэка», должны будут создавать альянсы и временные союзы. Укрупнение субъектности обострит отношения не только с этой «тройкой», но и с регуляторами.

В результате, Департамент переработки нефти и газа, а то и само Министерство энергетики окажутся перегружены и могут не успевать проводить свое корректирующее воздействие. Именно для этого экспертная группа, по примеру тех, что действуют в рамках Российского союза промышленников и предпринимателей, может прописать процедуры механизма взаимодействия, а также проводить регулярную проверку действующих и принимаемых вновь нормативных актов на коррупциогенность.

Таким образом, можно будет еще и реализовать призывы федеральных властей к более плотному сотрудничеству с гражданским обществом, вообще, и экспертным сообществом, в частности. С помощью такого нехитрого хода удастся выправить и нынешнюю немного «кривую» ситуацию, продемонстрировав устойчивое стремление к сотрудничеству, снятию напряжения, а не к созданию предпосылок для затяжного конфликта в отрасли.

16.12.13 в 11:57 раздел Важное, Компании, Море

Поделиться новостью:

Подписаться на новостную рассылку: