ДВТГ: на смерть PR

Сериал с финасовыми обязательствами ДВТГ уже успел превраться в многосерийное неудобоваримое зрелище по количеству участников сравнимое с телефонной книгой. Из мелодрамы сериал стал жесстким документальным (а скоро наверное и криминальным) зрелищем.

Что дальше. Никто предсказывать не берется. Вспомним, как это начиналось. В начале десятилетия. Бывшая зам начальника ДВЖД, Раиса Паршина, заручившись поддержкой «партнеров», с которыми активно «работала» еще находясь в системе государственного МПС — создала компанию. ДВТГ.

«Партнеры», менее всего известные публике, читающей  раздел «экономика» в федеральной прессе, выдали денег, посадили своих людей — и пошло дело.

В пиковом для себя 2007г ДВТГ имел парк в 13 тыс. единиц, терминал в Узбекистане, в Тучково под Москвой и проект на Забайкальске, а также купил Находкинский рыбный порт с целью построить там мощный контейнерный терминал.

Правда консультанты советовали им по другому развиваться и не распылятся по грузам и проектам, и даже при заемных деньгах развивать проекты, как минимум последовательно, а лучше всего в связке и при наличии точно просчитаных перспектив и вариантов выхода.

Нас слушать не стали. Усилили PR поддержку. Спонсировали конференции и всячески продвигали себя на западном рынке  в качестве единственного частного оператора на Транссибе.

В результате проект Тучково работает из рук вон (ошибки в проектировании и качестве строительства), проект в Забайкальске из-за перманентного конфликта Паршиной с вице-президентом Морозовым — заработал только в этом году (да и то в жесткой привязке к Трансконтейнеру), проект в Узбекистане — локален и не ликвиден. Проект в Находке — не смотря на привлечение именитого партнера (Администрации порта Пусан) — так и не начался.

Тут следует отметить важный момент. Все привлекаемые партнеры с громкими именами — пустышки. Простой пример — порт Пусан — крупнейший порт в Северной Азии. Вне всякого сомнения. Но Администрация порта — бюджетная госорганизация, не имеющая прав на инвестиции за пределами страны, и привлеченная по сути только для консультаций. И так во всех проектах.

Последние два года ДВТГ поимела текучку кадров размером в 150-200%, проблемы с погашением векселей (которые кстати были выпущены под очень высокие на момент выпуска проценты), проблемы с выплатой лизинговых платежей.

Как результат — вагонный парк компании сжался от максимума практически в трое. Завтра, после ежеквартального обновлении базы ГВЦ мы узнаем, что осталось у ДВТГ на балансе. По нашим предположениям — не больше 3-4 тыс. единиц. По ходу разрешения накопившихся проблем ДВТГ посмешила всех привлечением в качестве третейского судьи в работе с кредиторами Виктора Геращенко. Зачем-то добилась компания включения в себя в список стратегический компаний, с правом получения госгарантий (гарантий не выдали). И ДВТГ может быть, и не хотела бы уходить — но обстоятельства сильнее ее (и группы, и Паршиной). А тылы из последних сил прикрывает тоскливая фигура Становкина со вверенной ему бестолковой пресс-службой ДВТГ. 

Платформ уже нет, цистерны под вопросом, полувагоны разошлись по лизингодателям.

Конец теперь уж близок. Как он случится — дело десятое. Жалко людей, которые доверились г-же Паршиной и ее партнерам. Досадно за «авторитентных» партнеров, которые 10 лет назад доверили опытной железноорожнице свои деньги (не в рост, а на сохранение по сути). Обидно за руководителя компании, которая не сумела поставить ситуацию под свой контроль, а доверилась картинке, которую по ее же приказу создали ее PRщики.

InfraNews

30.06.10 в 16:50 раздел Политика

Поделиться новостью:

Подписаться на новостную рассылку: