Что с зерном — куда его девать

 

Основным вопросом III Всероссийской Зимней зерновой конференции, состоявшейся 11-13 февраля в Белокурихе, несмотря на многообразие формулировок, стал один: куда девать растущие сибирские урожаи зерновых, если Россия уже достигла экспортного потолка, а переходящие запасы внутри страны на рекордном уровне? Российские эксперты и сами крестьяне неумолимо констатировали, что ожидать роста цен на пшеницу в ближайшее время не стоит — а значит, увеличение валовых сборов может быть более разорительным, чем неурожаи. При этом попытки государственного регулирования рынка зерна откровенно провалены.

Стабильна и динамика переходящих запасов зерна, которые являются своеобразной «подушкой безопасности» для зернового рынка страны», — залакировал ситуацию замначальника департамента Минсельхоза РФ Сергей Сухов.

«Прошедший год показал, что мы сталкиваемся с рисками получения избыточного зерна, поскольку в среднесрочной перспективе возможности зернового экспорта ограничены и составят 20-22 млн тонн. Причины: неразвитость инфраструктуры, волатильность внутреннего производства. Возникают также проблемы конкуренции на мировом рынке, где достаточно серьезных игроков. Пока возможностей резкого наращивания экспорта зерна у нас нет», — предельно четко обрисовал проблему замминистра Минэкономразвития РФ Андрей Клепач.

Резко снизилась рентабельность мукомольно-крупяной промышленности Алтайского края: по итогам 2009 года она ожидается в пределах 3,5-4%. И это при том, что в конце 1990-х — начале 2000-х годов данный параметр составлял от 14% до 27%. По предварительным итоговым данным 2009 года, объем сальдированной прибыли в мукомольно-крупяной промышленности в регионе упадет где-то на 30%.

Большинство экспертов сошлось во мнении, что государственные закупочные зерновые интервенции 2009-2010 года не будут продолжены

На Алтае, собравшем рекордный за последние 20 лет урожай в 6 млн тонн зерна, на госинтервенциях государство закупило всего 162,1 тысячи тонн, что не могло существенно повлиять на ситуацию. Общее мнение экспертов сформулировал гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько. Он отметил, что в 2008 году государство скупало зерно не вовремя и по завышенным ценам по отношению к рынку. В результате в следующем сезоне оказалось, что элеваторы забиты, государственные деньги потрачены, на пороге вновь большой урожай, а госрегулирование рынка зерна «в интеллектуальном, финансовом и организационном тупике».

Если в ожиданиях от зерновых интервенциях в текущем сезоне обманулись все российские крестьяне, то перед сибирскими к тому же остро стоит проблема железнодорожных тарифов, которые замкнули сибиряков в границах региона, сделав их продукцию неконкурентоспособной на перспективных и емких рынках. Эта тема прошла красной линией через все мероприятие, на нее то и дело соскальзывал разговор. Введенные три года назад льготные тарифы для производителей зерна и зернопереработчиков (с понижающим коэффициентом 0,5) сдвинули ситуацию с места, но не изменили ее принципиально. Некоторые сибирские зернопереработчики заявили, что решение тарифной проблемы — самый эффективный путь развития Сибири в целом. По словам главы крупнейшего агрохолдинга «Мельник» Александра Бедарева, введение дифференцированного тарифа РЖД могло бы заменить собой реализацию целого ряда программ развития территории и сэкономило бы много государственных денег.

Андрей Клепач был непреклонен: на все жалобы агропромышленников и крестьян на РЖД отвечал, что правительство готово обсуждать снижение тарифов, но только если бизнес придет с цифрами в руках и сможет доказать эффективность тех или иных льгот на перевозку.

«Крупнейшие страны-экспортеры стоят на двух ногах — вслед за зерном экспортируют мясо, а мы (Россия. — «КС») импортируем мясо, экспортируя зерно», — четко и убедительно сформулировал важнейшее противоречие отечественного АПК гендиректор Центра «СовЭкон» Андрей Сизов. По словам президента ГК «Русские фермы» Андрея Даниленко, наибольший положительный эффект от низких цен на зерно сегодня получают свиноводы и птицеводы, которые работают с высокой рентабельностью. Большой потенциал увеличения потребления зерна заключен и в молочном животноводстве, которое нуждается в господдержке.

В условиях перепроизводства пшеницы и падения цен на нее Дмитрий Рылько обратил внимание сельхозпроизводителей на весьма интересные ниши. Согласно его прогнозам, в 2010 году ожидается рост цен на крупу, сохранятся высокие объемы экспорта подсолнечного масла. «Сумасшедший рост цен на сахар на мировом рынке сулит хорошие прибыли производителям сахарной свеклы», — добавил он. Картину дополнил Андрей Сизов, указавший на растущие потребности в фуражной пшенице.

В свою очередь эксперт Продовольственной и сельскохозяйственной организация ООН (ФАО) Евгения Серова, выступая на конференции, отметила, что многие вызовы, стоящие перед человечеством: беспрецедентные урожаи во всем мире, рост голода, резко растущий дефицит сельхозземель и пресной воды и даже глобальное потепление — для холодной и водной России уникальные шансы стать крупнейшим мировым экспортером продовольствия. Тактические трудности не должны помешать реализации этого стратегического преимущества. По словам Серовой, пока сибирским переработчикам можно посоветовать для увеличения сбыта более активно участвовать в российских программах гуманитарной помощи.

Железнодорожников, которых хотелось бы каждому зерновику «тактически» пощупать — на конференции не было!

22.02.10 в 9:56 раздел Политика

Поделиться новостью:

Подписаться на новостную рассылку: