Что было, а чего не было на саммите АТЭС

Я все-таки созрел для описания того, что же на самом деле было и чего не было на саммите АТЭС во Владивостоке и на о. Русском.

Сперва по блогам, которые народ твитил и фэйсбучил по ходу самого саммита.

Самый распространенный коммент — о  запутанности внутреннего устройства пресс-центра. Или, проще говоря, будущего «ректората» ДВФУ. Про эскалаторы, запутанность и потеряшек внутри здания писали все. Обратите внимание, никто не указал причины этого и не пытался разобраться.

Здание построено на холме (как,  впрочем, и все здания на о. Русском), его фронтальная часть — 1 этаж, а тыл — сразу 5 этаж, при высоте потолков метра 4. Проект, конечно, делал человек ленивый и не очень разумный, но на второй день, кажется, все уже двигались правильно. Коллеги все вернулись домой, значит, никто не потерялся. Собственно, вся проблема запутанности расписаний и логистики внутри зданий — это проблема организации под названием ФСО. Именно она, эта служба, стала главным дезорганизатором движения внутри.

Кучи проверок, злые к своим и равнодушные к иностранцам секьюрити, которым, если бы не высшее образование и офицерские звания, место в реале на рамке в заштатном офисе или провинциальном пивном баре. Для решения проблем с ними приходилось искать вменяемого человека вне их струтуры, но с возможностью влияния.

Так, собственно, и решались проблемы. Глава Майкрософт сказал Левитину публично про автобусы — подрехтовали, коллегу потеряли в базе — пресс-служба президента решила, хотя потеряли в ФСО, и регулировку движения разрабатывала ФСО.

Это влияние было везде. И в целом оно отрицательно сказалось как на организации, так и на общем впечатлении.

Честно про логистику внутри зданий — это все-таки проблема вестибулярного аппарата каждого отдельного человека. У нас таких зданий от «Олимпийского» телецентра («здесь были люди, я их найду»  (с) Семен Фарада) до современных московских небоскребов — масса. Такие постройки есть и у коллег в Европе и в Азии.

Про воду, цены и спартанские условия. Если кто не понял, это была общага. Общага только что построенная. На 14 тыс. человек. Миллион квадратов. Не по московским, а по владивостокским ценам — это на 2 миллирда долларов недвижимости.

Что касается недоделок. Людей, у которых лило и была ржавая вода, я знаю. В моем номере этого почему-то не случилось. Конечно, на Legend of the Seas было прикольнее. И сервис в разы лучше.

Но давайте попробуем посмотреть на причину этих коммунальных миникатастроф! Кто строил — гастеры. Кто ими руководил, в конце-концов все определял, — Агаларов. В конце 90-х «Дом Агаларова» среди девелоперов Москвы был культовым: туда на экскурсии ходили, чтобы посмотреть, как надо строить качественное жилье в России.

А что случилось потом? А вот что — пришла гонка за недвижимостью. Пришли люди с ипотекой и погнали наши городских. Москвичи и приезжие по ипотеке на свои кровные соглашались покупать такой хлам, что качество строительства с каждым годом становилось все ниже и ниже. Кто виноват? Гастеры, работающие за 10-20, максимум — 30 тыс в месяц, или те, кто соглашался оплачивать непрозрачные схемы найма этих гастеров, общую непрозрачность строительной отрасли? И вот эти схемы пришли на остров Русский, а чему вы удивляетесь? Мы еще все повеселимся, когда за эти подряды начнут всех подряд сажать!

Купил квартиру, построенную гастером, — положил кирпичик в эту стену. Приехал на остров Русский — и тебя ошпарило кипятком из полотенцесушилки. Скажете, тупая схема? Подумайте сами.

Был бы я студентом из своих 90-х. Мне бы такие номера понравились. Но, конечно, сегодня я бы предпочел, чтоб достроили Хаят.

Кстати, тут же про нас и про развязки. Коллеги, живущие в Москве и в большинстве своем перемещающиеся на собственном транспорте, возмущались даже развязками. Развязки во Владивостоке явно понятнее, чем развязки на МКАД и, тем более, на ТТК. Проще говоря, когда все боялись вякнуть против Лужкова, радовались жизни, все нормально, а тут какой-то странный наезд!

И еще о рабочей силе — волонтеры. Опять же, без ФСО дело не обошлось. Набрали, конечно, симпатичных и в целом милых ребят. НОООООО! Кто у них проверял английский? Почему им подробно не разъяснили схемы движения хотя бы на русском — мы бы уж гостям перевели бы! Почему их правильным и культурным словам не обучили, опять же, на русском языке!

Поэтому мне кажутся их сегодняшние вопли насчет того, что кому-то из волонтеров чего-то из обещанного не дали, в корне эгоистичными. Большинство  волонтеров, которых видел я, работало плохо. Причем некоторые реально и не хотели. Им приколько было в новенькой форме, платьишках, а всякие докучливые вопросы — это глупости. И слово «волонтер», сами понимаете, никакой компенсации, даже моральной, не подразумевает. Сорри, если кого обидел.

По поводу еды волонтеров: да, в самом начале был момент, когда ребят кормили из рук вон. Опять же, жлобство и разделение потоков, организованное нашими секьюрити. Но потом они спокойно ели со всеми.

Надо сказать, что питание, входившее в стоимость номера, было нормальным, но вот общепит за деньги — это беда. Я видел глаза америкоса, который платил 10 долларов за банку японского пива. У него, привыкшего к Бадвайзеру жиденькому за 1 доллар за литр,  был шок. Я, впрочем, и сам, покупая сигареты за 5 долларов пачка (с российской акцизной маркой), чувствовал себя не то лондонцем, не то берлинцем. Дешевле было взять такси, доехать до самого пафосного ресторана во Владивостоке, там поужинать и вернуться на такси. Реально. Чем кушать в ресторане, организованном неким IVANкейтеринг. Это, конечно, трэш.

Про Владивосток в целом. Это, конечно, отдельная страна. Люди в ней предельно «непровинциальны». Для них Москва, как для нас в Москве  — Лондон. Где-то находящийся большой и богатый город, в котором можно жить и работать, но можно жить и работать и в Пекине, Токио или Сан-Франциско. Но саммит, кажется, все-таки много дал городу, несмотря на все стоны и плачи. Мост через Золотой Рог разорвал практически все транспортные проблемы. Гостиницы-таки достроят, город увидели десятки тысяч очень серьезных буржуев, и он реально стал привлекательнее для многих. Если ДВФУ действительно станет большим университетом, то город получит много «новой крови», и это тоже хорошо.

А мы вернулись в Москву и пытаемся найти в блогах и постах что-нибудь положительное. Только про неработающие лифты (кстати, лифты — Хундай, и ставил их Хундай, вот с них и спросите) и про петли шатлов и читаем (кстати, причина — не развязки и трущобы, а необходимость объехать все гостиницы, где жили делегаты).

Есть еще один момент с высшим образованием у многих коллег. И с использованием термина «потемкинская деревня».  Все-таки исторически  это декорация дома (2D модель, если хотите). А мы жили в существующих номерах. (А, например, коллега Юлия Пушкина из ПримаМедиа дает в своем материале фото из будущей профессорской квратиры, называя ее стандартной делегатской.  В стандартных номерах делегатов не было ни диванов, ни пуфиков — все было по-спартански)

Короче говоря, если что кому не понравилось, то, скорее всего, надо смотреть в корень проблемы. Если ты купил у браконьера икру, чтоб ее свежую и дешевую отвезти в Москву, ответь, что ты хочешь от властей? Если ты в Москве каждый день оплачиваешь труд гастарбайтеров и не спрашиваешь, как к ним относятся и будет ли у них пенсия, не удивляйся, что этот гастарбайтер плохо прикрутил батарею в твоем номере. Если ты не знаешь ни родного, ни английского, не удивляйся, что не тебя выбрали лучшим волонтером и поверь, это точно не происки Путина. К сожалению, так во всем, и нам пора понять, что на нас на всех не хватит ни таджикских рабочих, ни филиппинско-индонезийской обслуги (на Легенде Морей), которые бы на нас работали, а мы бы только плевали в потолок.

12.09.12 в 10:45 раздел Политика, Срочные новости

Поделиться новостью:

Подписаться на новостную рассылку: