Электронная профанация

Победные реляции ФТС о повсеместном внедрении электронного декларирования в России давно уже перестали относиться к разряду новостей и стали привычным элементом информационного пространства, окружающего внешнеэкономическую деятельность и таможенный бизнес в России. Если верить тому, что говорится представителями таможенного ведомства об электронном декларировании с многочисленных трибун, разнообразных консультационных советов, семинаров и конференций на данную тему, то создается впечатление полной победы электронного декларирования на всех фронтах развития таможенного дела в России. На этом умело раскрашенном радужными красками фоне таможенными пиарщиками созданы фигуры двух румяных богатырей – участника внешнеэкономической деятельности и таможенника, слившихся в крепком электронном рукопожатии. Однако при более внимательном рассмотрении созданного пейзажа фигура одного из участников действа несколько теряет черты оптимизма, внесенные в его облик творцами, и персонаж приобретает вид человека, которому подобные рукопожатия не слишком нравятся. Читатель легко догадается, кто этот тип, который своим видом и выражением лица портит созданную картину. Разумеется, это таможенный брокер (вернее, таможенный представитель), который вечно из мух мелких недочетов раздувает информационного слона, трубящего о катастрофах и невосполнимых денежных потерях.

Из чистого любопытства послушаем эти крики о методах и способах внедрения электронного декларирования, реалии которого таможенным брокерам приходится испытывать на собственной шкуре, и попытаемся выяснить, чем конкретно осмеливаются быть сейчас недовольны облагодетельствованные передовыми инновациями в таможенном деле участники ВЭД. Недовольны они сущими пустяками, которые можно кратко сформулировать одной фразой — «В начале апреля 2011 года подача и выпуск электронных таможенных деклараций на Балтийской таможне фактически остановлены». Излагая конкретные факты, мне придется отойти от выбранного ироничного тона и перечислить возникшие на Балтийской таможне проблемы, так как они были предоставлены одним из непосредственных участников событий, то есть максимально сухо и точно:

«Первого апреля 2011 г. в Балтийской таможне было произведено обновление программных средств. После этого обновления возникли существенные сложности с оформлением ГТД по причине некорректной работы программных средств таможни : — прием ГТД стал занимать значительно больше времени нежели до обновления (до нескольких десятков минут на ГТД ); — при электронной форме декларирования номер ГТД приходит декларанту с существенным опозданием (до суток с момента фактического присвоения номера), что приводит к повторным подачам ГТД в таможню; — операция по выпуску уже проверенной ГТД занимает у инспектора от нескольких десятков минут до нескольких часов; — выпуск электронной ГТД зачастую отвергается программными средствами таможни, фактически можно говорить о потере электронной связи с таможней.»

-Тяжелый случай, — скажет любой, кто имеет отношение к внешнеэкономической деятельности. Но ведь существует возможность подать декларацию в бумажном виде. Согласно положениям ТК ТС и Закона о таможенном регулировании РФ, декларантом может быть выбрана любая форма подачи декларации и о его обязанности подавать ГТД только в электронном виде ни в одном документе, регламентирующим правила таможенного оформления, нет ни слова.

Действительно, о необходимости подавать декларации в электронном виде нигде не сказано и бумажное декларирование никто не запрещал. Однако, кроме слова существует еще и дело, то есть так называемая «сложившаяся практика таможенного оформления» в конкретной таможне. И практика эта (я опять перехожу к тексту источника) выглядит так: «- Балтийская таможня не позволяет переводить электронные ГТД в традиционную бумажную форму, что могло бы существенно сократить время на оформление ГТД; — подача ГТД в бумажной форме, мягко говоря, «не приветствуется» Балтийской таможней, в связи с высокими плановыми показателями на электронное декларирование. Все это вместе взятое в настоящее время привело к существенным задержкам подачи и выпуска ГТД и, как следствие, к необходимости оплаты сверхнормативного хранения грузов».

Здесь будет вполне уместным сказать и об еще одних «мелочах» – конкретных убытках участников ВЭД, вызванных отсутствием возможности подать декларацию на контейнерные грузы, прибывшие и хранящиеся на контейнерных терминах в зоне действия Балтийской таможни. Попробуем примерно оценить денежные потери таможенных брокеров и грузовладельцев, исходя их данных, представленных на сайте ПКТ, и среднестатистической информации о количестве подаваемых ГТД. Несмотря на то что расчеты эти приблизительны, они дадут нам порядок цифр.

Если поделить примерный объем вывоза на количество деклараций за неделю, то получим среднее количество контейнеров на одну ГТД. В неделю оформляется примерно 2200 деклараций, среднестатистический объем ежедневного вывоза с ПКТ — 12 000 контейнеров, то есть на одну ГТД приходится примерно 5-6 контейнеров. По нашим данным и по результатам опроса коллег ситуация следующая: за 5 и 6 апреля не подалось больше трети деклараций, 4-го числа было подано 350 ГТД, т.е. примерно 170 не подались и перешли на 5-е. Пятого апреля подалось уже 560 ГТД, хотя опять поданы были далеко не все запланированные. Таким образом, можно говорить о том, что в первых числах апреля средний объем неподачи составляет 150 ГТД в день. Умножим эту цифру на среднестатистическое количество контейнеров в одной ГТД и получим 900 контейнеров. При ставках на сверхнормативное хранение составляющих 100$ на двадцатку и 150$ на сороковку —  это больше 100 000$ ежедневного убытка, который поделили за эти дни между собой брокеры и грузовладельцы.

В очередной раз мы получили доказательство того, что для таможенных органов России отчетность по плановым показателям гораздо важнее, чем выполнение конкретных мероприятий по развитию внешнеэкономической деятельности, о которых так много говорится и пишется таможней в гордых пресс-релизах, повествующих о суммах перечисленных ей в закрома родины. Причем боязнь расстроить высокое начальство снижением показателей настолько высока, что она фактически преобладает над здравым смыслом, который в конкретной кризисной ситуации, созданной к тому же самой таможней, подсказывает необходимость ее решения приемом деклараций в бумажном виде до устранения неполадок в программном обеспечении. А это уже не мелкий недочет, неизбежный в процессе отладки работы всей системы электронного декларирования, а системная позиция таможни, расставляющая приоритеты таможенной политики проводимой в России.

Специально для InfraNews,Александр Белый

 

07.04.11 в 18:06 раздел Компании

Поделиться новостью:

Подписаться на новостную рассылку: