Миллиарды денег налогоплательщиков в сибирские болота

Кто и с кем вчера встретился в Ново-Огарево, все уже знают. Но вот обдумывать пока только начинают. На перовом месте восторги записных аналитиков, что работают на подрядах у РЖД. Скептики прорываются, но в малых дозах.

«Президент РЖД вчера заявил, что планы по расширению Транссиба есть, но это обойдется в $140 млрд. Таких денег нет ни у РЖД, ни в Инвестфонде, в связи, с чем Владимир Путин поручил правительству рассмотреть вопрос финансирования новой стройки из бюджета».

Давайте посчитаем. Сегодняшние расценки на двупутную электрифицированную современную железную дорогу для тяжеловесных составов подбираются к отметке в $25 млн. за километр, с учетом пересеченной местности, рек и прочего. За деньги, указанные руководителем РЖД, можно построить в среднем даже с сибирскими допусками 5,6 тыс. км. Но дорога вроде бы есть, только требует усиления в некоторых местах. А можно, к примеру, поставить каждые сто километров Транссиба новые станции — по $100 млн. для обработки контейнеров, которые так хотят привлечь на Транссиб железнодорожники. На протяжении 9 тыс. км. можно будет расставить новые станции за указанные деньги  на расстоянии в 10 километров.

Но это просто упражнения — деньги могут быть абсолютно любыми. На встрече и большие цифры произносились, и в Норильск железная дорога была обещана, и северным корейцам пообещали помочь. Про Норильск — это просто дикарство, освоение Дикого Запада, но на Диком западе сегодня Лос-Анджелес с Сан-Франциско, а в Норильске только никель по $50 тыс. за тонну (не он ли господ привлекает?) и мороз за 50 градусов.

Проблема не в том, на что тратить. В компании с изношенными фондами, непрозрачными расходами и прочими советскими радостями, сколько ни дай, все будет мало. Ситуация не меняется из года в год. Железнодорожные кланы сидят на входе для денег, и все эти деньги распиливают по своему усмотрению. Реформируется только то, что попадает в руки частникам. Собственно, и на выходе денег тоже сидят другие кланы. Эти милые люди и делятся на тех, кто зарабатывает на расходах монополии, и тех, кто зарабатывает на доходах. Так построена эта компания. Сверху несколько тысяч капиталистов (наемных), работающих на свой страх и риск в рамках конкуренции между группами влияния, снизу безмолвная масса из 1,3 млн. человек. Тех, кто не видят реформ и не верят лозунгам про реформы, не понимают сути возможных перемен (а кто их поймет, если за 15 лет ничего ни разу не объясняли), и в качестве способов борьбы с системой выбирают единственный верный для собственного благополучия путь — увольнение.

Сегодняшний «Гудок» тому пример. Директор по персоналу Октябрьской железной дороги радостно рассказывает, что на ярмарку вакансий в Санкт-Петербурге компания выставила сразу три тысячи вакансий.  Среди них есть и уникальные специальности. Это не означает, что ОктЖд или другая какая дорога стали вдруг открытыми. Просто дефицит кадров, текучка и неудовлетворенность своим положением у простых железнодорожников такова, что набирать новых, чтобы они уволились через полгода, приходится на открытом рынке. Что означают эти три тысячи вакансий для дороги — а то, что не закрыто как минимум 3% позиций от всего состава или почти 10% от рабочего состава.

Счастливого пути, по безлюдным магистралям.

InfraNews.ru

11.04.07 в 10:07 раздел Железная дорога

Поделиться новостью:

Подписаться на новостную рассылку: