Александр Кириличев: Из Инякиной сделали зицпредседателя Фунта

Дмитрию Медведеву нужно извиниться за гибель наших граждан и детей на «Булгарии». Нужно персонализировать ответственность за трагедию с теплоходом — на всех уровнях вертикали власти, начиная с председателя правительства РФ. Нужно вскрыть отработанные воровские схемы ухода от ответственности и чиновников, и бизнесменов. Обо всем этом заявил председатель совета директоров Приморского морпароходства Александр Кириличев.

ИНЯКИНА НЕ В СВОЁМ УМЕ?

— Похоже, у адвоката Светланы Ивановны Инякиной… появится серьёзная причина ходатайствовать об освобождении его подзащитной от ответственности ввиду её невменяемости. Вы посмотрите на этот документ. Он даже называется «Договор о субаренде без экипажа». Каким образом Инякина, которая никогда в жизни не имела отношения к судоходству, собиралась формировать экипаж? Как она могла отличить – вот этого можно брать вторым механиком, а этого – ни в коем случае?

Понимаете, бизнес – абсолютно жёсткое занятие. Ты должен получать прибыль. Нет прибыли – нет и бизнеса, не из чего платить зарплату, платить за аренду судна. А в пункте 2.3. главы 2 «Сдача судна в субаренду» записано, что «Булгария» передаётся в субаренду без оборудования и инвентаря пассажирского и служебного камбуза, пассажирских и служебных кают, мест общего пользования». Сколько же ей нужно было вложить денег, чтобы сделать «Булгарию» пригодной для размещения людей?

Пункт 2.2. нагло сообщает, что на теплоход «Булгария» не хватает документов, необходимых для эксплуатации судна, и предлагает Светлане Инякиной получить их самой. Из текста, который следует дальше, видно: тот, кто сдаёт судно в субаренду, понимает, что самостоятельно она эти документы никогда в жизни не получит. Цитирую: «В случае, если субарендатор не может получить документы, предназначенные для эксплуатации судна самостоятельно, по независящим от него причинам, он вправе обратиться к Арендатору (Собственнику) с просьбой оформить их от лица последнего. В этом случае Субарендатор обязан компенсировать Арендатору расходы, связанные с получением документов». Это всё равно, как если бы вам в столовой подали недожаренную курицу, а потом потребовали оплатить электроэнергию за то, чтобы довести её до съедобного состояния.

И Светлана Инякина под этим подписалась! Откуда у неё столько денег-то? Если она может позволить себе бессмысленные, противоестественные траты, то зачем ютится в городской квартирке со всей семьёй?

Глава 6. Ремонт – даже не фантастика, а именно что бред сумасшедшего. Пункт 6.1 возлагает на Инякину обязанность по проведению среднего, текущего, капитального, докового, слипового, восстановительного, аварийного ремонта. Женщина не может оформить разрешительные документы, но берётся за все мыслимые виды ремонта судна, которое она в первый раз видит.

Я вас уверяю, пункт 6.1. способен разорить даже успешного предпринимателя. При этом пункт 6.3. обязывает Светлану Инякину платить деньги за ремонт из собственного кармана. Не разрешает ей получить кредит на ремонт под залог «Булгарии». Вот, читайте: «Субарендатор не вправе использовать переданное ему по настоящему договору судно или Имущество судна в качестве способов обеспечения обязательств (удержание, залог и т. п.) Субарендатора по ремонту судна».

Конечно, вряд ли бы кто-то взял в качестве залога гнилое корыто 1955 года постройки. Но как же скрупулёзно человек, сдавший «Булгарию» в аренду Инякиной, заботится о своих интересах! И она под всем этим бредом ставит свою подпись. Конечно, Светлана Инякина ненормальная.

— Александр Дмитриевич, а у вас нет какого-нибудь другого объяснения этому договору – кроме очевидной невменяемости субарендатора?

— Есть. Договор с Инякиной существует в нескольких измерениях. Одно – медицинское – мы с вами только что обсудили. Ещё есть человеческое измерение. Оно выглядит так. Несколько хитрых подлых мужиков сговорились и подвели под тюрьму доверчивую, если не сказать глупую, бабу. Есть также уголовное измерение.

— С медициной и человеческой подлостью всё понятно. А вот насчёт уголовного – если можно, поподробнее.

УГОЛОВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

— Вы должны понимать, что я – не следователь и не имею права давать заключения. Могу предложить только собственный анализ, в правильности которого не сомневаюсь.

Преступное сообщество, состоящее как минимум из руководства владельца «Булгарии» – ОАО «Камское речное пароходство», руководства ООО «Бриз», которое арендовало у пароходства «Булгарию» и передало её в субаренду Инякиной, и руководства местного отделения Ространснадзора, провернуло мошенническую операцию. Возможно, в этой операции участвовал гражданский муж Светланы Ивановны.

«Договор субаренды судна без экипажа» от 25 марта 2011 года № 25-03 2011, который подписала Инякина, – фиктивный. Я не знаю, как Инякину заставили подписать эту бумагу. Может, её упоили водкой. Может, подсыпали в чай наркотиков. Или пообещали оформить гражданские отношения свидетельством о браке. Реальные договоры не заключаются с лицами, которые не в состоянии выполнять обязательства по договору. Эти же вышеперечисленные мошенники набрали ей дешёвенький экипаж, настолько никчёмный, что никто – ни капитан, ни боцман – не догадался задраить иллюминаторы нижней палубы во время шторма.

Полтора десятка страниц текста договора, фактически, посвящены двум вопросам: как вытянуть из субарендатора все жилы и возложить на него всю ответственность. Из Инякиной сделали зицпредседателя Фунта, если вспоминать «Золотого телёнка» Ильфа и Петрова. Из денег, которые удавалось заработать на «Булгарии», ей доставались крохи, остальное она отдавала мошенникам.

Меня удивляет, что следствие не обратило никакого внимания на то, что договор о субаренде не укладывается в рамки здравого смысла. Точно так же удивительно повёл себя государственный обвинитель, заявивший на заседании суда, будто Инякина знала о плохом состоянии судна. Что значит – знала? Как она вообще может судить о состоянии судна? Ей, конечно, было известно, что теплоход старый. Как женщина, она, наверное, ужаснулась, увидев, в каких условиях придётся жить людям в течение круиза. Но Инякина абсолютно не осознавала, к каким последствиям может привести использование «Булгарии» в качестве круизного судна.

И сейчас мошенники, конечно же, убеждают её «взять всё на себя». Мол, не беспокойся, мы тебя потом «отмажем», срока не дадут, а если дадут, то мы его скостим… Словом, надувают ещё раз.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

— В пункте 3.40 «Договора субаренды судна без экипажа» от 25 марта 2011 года № 25-03 2011» сказано следующее: «Субарендатор обязан предъявить данный договор субаренды представителю Ространснадзора в период сдачи судна в эксплуатацию, перед началом навигации».

А в пункте 1.5. разъяснено, зачем Инякиной отдают «Булгарию» в субаренду: «Цель субаренды – судно должно использоваться для законного размещения и перевозки пассажиров, багажа и их личных вещей в пределах внутренних водных путей Российской Федерации и с соблюдением ограничений и требований, предусмотренных правилами Российского Речного Регистра».

Из этого следует, что государственная власть в лице Речного регистра была прекрасно осведомлена о том, что ненадлежащему лицу передано в ненадлежащем состоянии судно с целью перевозки людей.

— Прошу прощения, насколько я знаю, владелец «Булгарии», открытое акционерное общество «Камское речное пароходство», тоже частично принадлежит государству.

— Частично – это мягко сказано. Antonov Group-F.Z.E. из Объединённых Арабских Эмиратов владеет 52,25 процента голосующих акций Камского речного пароходства, а Росимущество от имени государства – 42,44 процента. И смотрите, что получается. Государство в лице Камского речного пароходства сдаёт Инякиной в аренду судно, которое, по свидетельству главы Следственного комитета Александра Бастрыкина, находится в непригодном техническом состоянии. Государство в лице Речного регистра разрешает Инякиной эксплуатацию такого судна. Государство в лице портовых властей выпускает это судно в рейс. И теперь государство же, надев мантию, судит Инякину за гибель людей на «Булгарии».

По-моему, наше государство хорошо устроилось. Оно не только не обеспечивает налогоплательщикам безопасного существования. Наоборот, создаёт все необходимые условия для гибели людей. А отвечать за свои действия заставляет какого-нибудь гражданина или гражданку.

Вспомните трагедию в Керченском проливе. Массовое кораблекрушение старых, запрещённых везде в мире однокорпусных судов, гибель десятков людей. Кто виноват? Стрелочник – капитан порта.

Прошло четыре года – и вновь крупнейшая трагедия, погибло 122 человека, 28 из них — дети. Кто виноват? Стрелочница, руководитель туристической фирмы, не имеющая никакого отношения ни к морской, ни к речной деятельности.

Остаётся ждать, что в следующий раз погибнет человек пятьсот, из них сотни полторы – детишек, а виноватым окажется бомж, собиравший объедки около ресторана в морском порту или на речном вокзале.

ЭТО ОТРАБОТАННАЯ ВОРОВСКАЯ СХЕМА УХОДА ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

— Вы не боитесь, что Камское речное пароходство подаст на вас в суд? Теплоход передавало Инякиной не оно, а ООО «Бриз».

— Меньше всего следует опасаться судебных исков от организаторов посреднических схем. Они, как огня, боятся публичного внимания. В нашей стране, к сожалению, слова «посредник» и «мошенник» почти всегда – синонимы. Подумайте сами, что мешало Камскому речному пароходству самостоятельно сдать в аренду «Булгарию»? Это же лучше, все доходы – себе, а не посреднику. Но наполовину государственное пароходство отдаёт разваливающееся корыто сторонней организации. А эта сторонняя контора почему-то сама его не эксплуатирует, ищет, кому бы ещё вручить это добро. Интересно, кстати, из каких средств «Бриз» уплачивал Камскому речному пароходству стоимость аренды «Булгарии». Или, вообще, не уплачивал? Ему, наверное, дали отсрочку – пока не найдёт какую-нибудь инякину.

Это отработанная воровская схема ухода от ответственности. Я уверен: стоит следствию, хоть чуть-чуть, копнуть в этом направлении – обнаружатся и финансовые нарушения.

— Почему вы так защищаете Светлану Ивановну Инякину?

— Да вы что, молодой человек? Во-первых, такой вопрос под стать старому прожжённому судейскому крючкотвору. А вам-то, наверное, лет 25 или около того?

— Около.

— И вам, почти что взрослому мужчине, не стыдно было смотреть, как следователи, прокуроры, целый Верховный суд республики дружно упекли в тюрьму рыдающую, на всё согласную женщину – лишь бы показать, как они здорово работают?

— Может, и стыдно.

— Во-вторых, я не только Инякину защищаю. По-моему, я подробно и аргументированно рассказываю о системе безответственности, которая в транспортной отрасли за последние двадцать лет внедрилась повсеместно. Поезда «Сапсан» ходят со скоростью 200 км/час по путям, которые рассчитаны на скорости вдвое меньшие. Недели не проходит, что не разбился или не сел аварийно самолёт. Это вам как?

И, обратите внимание, никто ни за что не несёт никакой ответственности. Министерство транспорта создало такие условия, что в стране не строятся новые самолёты. Наши авиакомпании покупают старьё за рубежом и возят людей по воздуху на «авось». Чего только не случалось с лайнерами Ту-154, но их эксплуатацию, по-прежнему, разрешают.

На воде хуже то, что гибнет сразу много народу. Вопросы транспортной безопасности во всём мире стоят на первом месте. И у нас когда-то так было. Возьмите приказ минморфлота СССР от 27 мая 1991 года №40 – основной документ по безопасности мореплавания того времени. В нём досконально расписана конкретная ответственность конкретных лиц на все случаи жизни. И даже ещё в приказе минтранса России от 26.07.1994 года №63 сохраняется преемственность ответственности. Там есть, например, пункт 2.5., который требует от начальников Морских администраций, капитанов морских портов «укомплектовать Морские администрации и инспекции государственного надзора специалистами, отвечающими требованиям квалификационных характеристик, обеспечить их транспортом, средствами связи, оргтехники, шире применять материальное стимулирование этих работников». Или пункт 2.6.: «Не допускать сокращения численности работников, осуществляющих государственный надзор, приведя её в соответствие с объёмом выполняемой работы, связанной с круглосуточным контролем за соблюдением норм безопасности в и порядка в порту».

Последующие документы, которые выпускало транспортное министерство сначала в 90-е годы, затем в 2000-е, становились всё менее конкретными, всё дальше уводили функционеров министерства от персональной ответственности, всё активнее размывали ответственность в пространстве. Менялось руководство минтранса, Росморречлота, но общая направленность и сегодня выдерживается строго.

Логическим завершением этого процесса стал приказ минтранса от 14 мая 2009 года №75, который утвердил новое положение о порядке расследования аварийных случаев с судами. Он исключил из терминологии слово «кораблекрушение», как таковое. Затопление судна и гибель людей стали квалифицироваться как «очень серьёзная авария». Например, крушение самоходного плашкоута «Варнек» на Белом море, когда погибли 8 человек, среди них – женщина и ребёнок, прошло по статистике «очень серьёзной аварией».

В русском литературном языке не хватает слов, чтобы откомментировать этот приказ. Зачем работать над обеспечением безопасности мореплавания? Можно просто вычеркнуть слово «кораблекрушение».

МИНТРАНС ПРЕДЛАГАЕТ ПРОДОЛЖАТЬ ТОПИТЬ ЛЮДЕЙ

— Однако Инякина ведь тоже виновата?

— Её вины с неё никто не снимет. Но она не должна отвечать за государство и вместо государства. Простой вопрос: если бы Камское речное пароходство отдало ей в эксплуатацию новое судно, укомплектованное профессиональным экипажем, разве случилась бы трагедия на Куйбышевском водохранилище?

И даже в ситуации с «Булгарией» у государства были десятки зацепок, чтобы не довести дело до беды. Сотрудники Ространснадзора, куда Инякина принесла свой невменяемый договор с ООО «Бриз», обязаны были остановить исполнение этого фиктивного документа. Портовая инспекция государственного надзора обязана была сорвать последний рейс «Булгарии». Пусть бы Инякина возвращала людям деньги за турпутёвки!

А как можно было не обратить внимания на то, что в ООО «Агроречтур», которым командует Инякина, нет сотрудника, ответственного за транспортную безопасность, в соответствии с Международным кодексом по управлению безопасной эксплуатацией судов и предотвращением загрязнения – МКУБ, принятым 18 сессией Ассамблеи Международной морской организации?

Нет, ничего не сработало. Потому что никакие механизмы обеспечения транспортной безопасности на море и реке в нашей стране не действуют. Они уничтожены министерством транспорта. Единственная задача, которую, на самом деле, старательно решают участники государственного управления морским и речным транспортом, – снять с себя ответственность.

Оцените то, что предложил Игорь Левитин Владимиру Путину в качестве эффективной меры по улучшению положения дел с транспортной безопасностью на море и внутренних водных путях. Давайте, говорит, подключим к этим вопросам страховые компании.

Переложить часть вопросов транспортной безопасности на страховые компании – это всё равно, что передать «Булгарию» в эксплуатацию Светлане Инякиной. Что, каждая страховая компания будет создавать у себя министерство транспорта? Ространснадзор? Страховые компании ничего не понимают в безопасности мореплавания и не будут стремиться понимать. У них одна профессиональная задача: увеличить количество страхователей и уменьшить выплаты.

При этом ни слова не произносится о строительстве нового флота. То есть минтранс предлагает и дальше эксплуатировать те же самые суда постройки 1955 года. Продолжать топить людей. Только выплаты семьям погибших должны будут осуществлять страховые компании, а не государство, как в случае с «Булгарией».

Плохо, что такая государственная политика в сфере транспорта находит поддержку на самых верхних этажах вертикали власти. Вы, может быть, обратили внимание, что начинало спасательную операцию на Куйбышевском водохранилище МЧС, а затем возникла идея подъёма «Булгарии» — и все работы передали в минтранс. Две недели гражданам Российской Федерации показывали героические усилия транспортного ведомства, две недели не сходили с экранов главные виновники кораблекрушения – руководители министерства транспорта. В первую очередь, они должны отвечать на вопросы следователей.

ГОСУДАРСТВЕННЫХ УПРАВЛЕНЦЕВ ПОДБИРАЮТ, ИЗВИНИТЕ, ПО ЦВЕТУ И ЗАПАХУ

— И как же исправить ситуацию?

— Ответом на этот вопрос может быть только десятилетие непрерывной работы честных профессионалов над проблемами безопасности мореплавания и судоходства, в соответствии с международными конвенциями, которые подписала наша страна.

— Ну хорошо, тогда скажите, что, по-вашему, нужно сделать прямо сейчас, в первую очередь?

— В первую очередь, я думаю, Дмитрию Анатольевичу Медведеву нужно извиниться перед всей страной за гибель наших граждан и детей на «Булгарии». Принять на себя персональную ответственность за происшедшее. Это, кстати, сильно подняло бы его предвыборный рейтинг. Люди устали бороться с ветряными мельницами.

Затем нужно персонализировать ответственность на всех уровнях вертикали власти, начиная с председателя правительства. Сейчас государственных управленцев подбирают не по профессиональным качествам, скорее, извините, по цвету и запаху. Где в минтрансе и Росморречфлоте лучшие работники морских и речных пароходств, какие ответственные посты они занимают? Профессионалов можно пересчитать на пальцах одной руки. И они не делают погоды. Наоборот, быстро мимикрируют, чтобы не отличаться от других.

Беседовал Владислав Воробьёв

07.08.11 в 16:51 раздел Море

Поделиться новостью:

Подписаться на новостную рассылку: