Транснефть высветила свой профессионализм в стивидорном бизнесе

Мазутный терминал в порту Новороссийск мощностью 4 млн тонн в год построит АК «Транснефть» совместно с Gunvor.

Лично для меня Транснефть всегда была оплотом профессионализма и жесткости. Как человек, общавшийся со всеми сотрудниками корпорации по служебной необходимости в 96-99гг, помню, в какой узде держала компания нефтянников, как управляла потоками и сколько там было профессионалов. Это время прошло?

Жаль.

Читаем интервью главного по транспорту нефти. По ходу,  ни в транспорте, ни в нефти человек не понимает. Не понимает и в экономике.

Михаил Михайлович Арустамов родился 5 мая 1960 года в Самарканде. В 1983 году окончил Московский энергетический институт. Работал на инженерных должностях и начальником технического управления в ряде внешнеэкономических организаций. С 2001-го по 2007 год — первый заместитель, исполняюший обязанности генерального директора ОАО «Зарубежнефть». В октябре 2007 года назначен первым вице-президентом ОАО «АК “Транснефть”».

Мазутный терминал в порту Новороссийск мощностью 4 млн тонн в год совместно с Gunvor будет строить ОАО «АК «Транснефть», а не Группа НМТП, как сообщалось ранее. Об этом сказал в интервью корпоративному изданию вице президент «Транснефти» Михаил Арустамов, комментируя итоги покупки контрольного пакета акций ОАО «Новороссийский морской торговый порт» структурами «Транснефти».

InfraNews: Где они его будут строить? Если на месте грузового двора, то как они получат доступ к причальным сооружениям?

Начинается интервью с вранья. Мы-то, все знают, не идеализировали прежних хозяев порта. Но вранье – дело дурное.

Последние три года «Транснефть» пыталась вернуть себе контроль над последней милей в Новороссийском порту. До этой сделки мы контролировали процесс только до кромки воды, а причальные сооружения принадлежали акционерной компании, которая прошла процедуру IPO и имела международный статус. Нередко мы испытывали конкурентное противодействие с ее стороны: иной раз не могли поставить танкер под погрузку, когда это было необходимо.

Кроме того, развитие нашего терминала «Шесхарис» тормозилось из-за того, что интересы «Транснефти» по увеличению объемов перевалки и интересы порта часто не совпадали. Мы настаивали на своевременном проведении ремонтов и техобслуживания, но порт, на наш взгляд, не выделял на эти цели достаточных средств.

InfraNews: То есть,  сидел Вилинов, или даже Пономаренко, и не пускал танкера в бухту!? Смешно. Это ложь.

По словам Арустамова ранее акционеры порта не стремились к увеличению загрузки НМТП. «Дело в том, что владельцы порта, помимо акций НМТП, были обладателями иных сходных активов и, наверное, не были заинтересованы в резком увеличении объемов перевалки — в конечном счете, в повышении конкурентоспособности порта. Был очевиден определенный конфликт интересов. Мы, например, столкнулись с тем, что на одном из причалов было всего три отгрузки в месяц. Такой ритм работы вряд ли можно считать приемлемым», — сказал он.

InfraNews: В «Сумме Капитал»  и Транснефти пытаются убедить общественность и инвесторов (которых разогнали), что они суперпрофессионалы. Обижаются, когда кто-то их тычет в их собственные глупости (там в корпоративном журнале Транснефти еще радостный фоторепортаж про бочки в Усть-Луге, которые на болоте пошатываются от веса загрузки).

А сама фраза — шедевр! На ИПП была достигнута рекордная оборачиваемость грузов, а то, что прошедшая IPO компания, которая сама была участницей проекта мазутного терминала c Gunvor, не стремилась увеличивать загрузку — это ложь. Интересно другое: по странному стечению обстоятельств за полгода-год до продажи та же Транснефть заявляла о том, что планируется расширение КТК и чуть ли не намекала на перевод на КТК объемов с Шесхариса в части нефти (не  нефтепродуктов). Потом  ИПП столкнулся с тем, что трейдеры стали переводить объемы нефтепродуктов на Шесхарис (через Грушевую) или на другие направления. В результате просела перевалка по нефтепродуктам у Холдинга НМТП и был создан негативный фон перед продажей. Вообще-то, учитывая заинтересованность Транснефти в сделке и ее положение на российском рынке, это, как минимум, не совсем правильно. Одновременно Gunvor категорически не хотел на переговорах по мазутному терминалу давать гарантии поставок мазута. В результате проект затянулся и не мог в полной мере учитываться при проведении сделки и оценки капитализации порта. Удивительные совпадения!

И при этом, НМТП было не выгодно валить нефтепродукты через Шесхарис – там в холдинг падал только конечный ПРР, а на ИПП – вся цепочка портовых услуг оплачивалась.

Вице-президент «Транснефти» сказал, что после запуска терминала компания сможет «очень четко координировать поставки как на дизельный, так и на мазутный терминал». «В ущербе не окажется ни тот, ни другой. Сейчас мы заинтересованы в максимальной загрузке всех терминалов», — добавил он.

InfraNews: А при чем здесь Транснефть? По-хорошему, это только трубопроводная монополия, транспорт, но не трейдер!

«Увеличение мощности по перевалке мазута потребовало реконструкции одной из трех эстакад на «Шесхарисе». Затем будут реконструированы и две другие. Мы создадим мощный мазутовый хаб: 13 млн тонн будет переваливаться на «Шесхарисе» и 4 млн тонн — на новом мазутном терминале. А поскольку основной продукт всех российских НПЗ (до 50%) это мазут, то дефицит экспортных отгрузочных мощностей будет резко сокращен. Транзит, осуществляемый колесным транспортом через территории Украины, Белоруссии и Прибалтики, мы завернем на себя», — подытожил Арустамов.

InfraNews: 17 млн.тонн мазута в Новороссийске. На фоне прогнозируемого роста пошлин на темные нефтепродукты и декларируемой программы  углубления нефтепереработки и ее модернизации, а также планов строительства нефтепродуктопровода Юг —  само-собой для светлых нефтепродуктов! Супер! А какие планы добычи нефти? Она у нас в сответствии с энергетической стратегией не растет практически, а если и будет расти, то в основном на шельфе. Тогда зачем ВСТО и БТСы? Их чем будем загружать, если будет резкий рост экспорта продуктов переработки? А главное, если наши нефтяные танкера — это как минимум крупные партии в чистых параходах, достаточно быстро проходящие Босфор, то мазут будут грузить кому и во что не лень. И тут турки дадут  так, что скидка на этот мазут будет уже не как в Усть-Луге (-15 долларов от Роттердама), а все -30.

Захватывает, как человек, который и в Транснефти-то по сути без году неделя (в корпорации нет текучки на средних должностях,  и люди работают на одном месте по 10-20 лет.) рассуждает об экономике покупки НМТП.

Вопрос: Сумма сделки, по утверждениям некоторых СМИ, серьезно превысила рыночную стоимость актива. Как Вы прокомментируете подобные заявления?

Арустамов: На наш взгляд, мы очень удачно купили этот актив. Даже дешевле, чем он реально стоит. Если бы порт не был стратегическим объектом и его можно было свободно перепродать, то уже сейчас мы могли бы сделать это с мар- жой 30 — 40 %. Однако, разумеется, мы не для того его покупали, чтобы пере-продавать. А утверждения некоторых СМИ инициированы теми группами, кото¬рые тоже очень хотели приобрести

InfraNews: СМИ вообще ничего не утверждают про цену, ибо сумма сделки скрыта. Ведомости, однажды наковырявшие из носа сумму сделки, четко ошиблись. А остальные перепечатали. Дажи наши рассуждения —  всего лишь рассуждения. И по поводу «свободной перепродажи» формально никаких ограничений нет. Просто человек открыл ко всему прочему завесу сделки  и лишний раз подтвердил, что ходили неформально сверяться перед покупкой на самый верх.

Но одно можно сказать – покупка странная. Это точно. А утверждения о возможности продажи попахивают фантастикой. После вывода почти всех акций с free-float говорить о сегодняшней высокой цене  как минимум глупо. Посмотрим на стратегию развития, тогда все станет на свои места. Но если сразу схватились за мазут, следовательно,  стратегии нет никакой. Просто хватаются за то, что знают. Точнее, за то, что думают, что знают.

InfraNews

10.03.11 в 8:36 раздел Море

Поделиться новостью:

Подписаться на новостную рассылку: